Все попытки переписать прошлое идут с прицелом на будущее

Настоящая история – щит России

Допустим, я могу понять, когда тему Великой отечественной, Второй мировой, Победы и роли СССР в освобождении Европы от нацизма обсуждают в негативном для России ключе всем давно известные «лидеры мнений» на зарплате. В конце концов, каждый на свою корочку хлеба зарабатывает в меру своих моральных принципов.

Мне до конца не понятно другое. Как все это могут одобрять некоторые рядовые граждане России. Те, которые не корысти ради, а исключительно исходя из собственного мировоззрения.

Ведь на всем постсоветском пространстве, практически в каждой семье есть и те, кто не вернулся из боя, и те, кому посчастливилось возвратиться живым, и те, кто был ребёнком той войны. И вряд ли они (не беря в расчёт бандеровцев и прочих коллаборационистов) могли поведать своим детям и внукам что-то такое, что теперь вызывает такое отторжение самого понятия Победы.

Это, скорее, последствия той самой информационной войны. Которая ведётся не первый год и жертвами которой становятся люди с изначально правильным воспитанием и восприятием, но которым удалось-таки переформатировать мозг ежедневной накачкой негатива.

Главное сражение нынешнего века — это битва за умы. И будет она весьма тяжелой. Но проиграть ее нельзя. Ибо кто владеет прошлым — тот владеет будущим.

Все попытки переписать прошлое идут с прицелом на будущее. Будущее России — в первую очередь.

Потому борьба за историю, историю не переписанную и не сфальсифицированную, важна не только для того, чтобы защитить память о наших дедах-прадедах, но и защитить тех, кто будет жить в России после нас. Чтобы не оставить ни малейшего шанса тем, кто живет мечтой о том, как русские будут платить и каяться.

Юлия Витязева, специально для News Front

Источник ➝

Правосудие как обструкция

Федеральный суд Швейцарии оставил в силе решение Женевского международного арбитража по Крыму

 

Россию обязали выплатить 12-ти украинским компаниям по их искам свыше 82 млн долларов за насильственную якобы потерю ими активов в Крыму. Швейцарский суд отклонил апелляцию Минюста РФ по данному судебному решению. В более широком контексте решение суда означает, что Крым признаётся аннексированной территорией. За что Россия должна «хотя бы заплатить»…

Иными словами, политическая и правовая обструкция Западом российского Крыма далека от завершения.

Проигнорирована аргументация «ответчика», согласно которой вполне доказательно указывается, что, во-первых, означенные претензии Киева минимум на треть превышают реальный объем крымских активов Украины, перешедших в российскую юрисдикцию. А во-вторых — этот переход был осуществлен в соответствии с профильными международными нормами.

Тем временем арбитражные суды ряда стран ЕС, США и Канады ныне рассматривают 10 исковых требований 50-ти украинских компаний по поводу «насильственной» якобы потери ими активов в Крыму. Общая сумма претензий к российской стороне — не меньше 9 млрд долл. Не исключено, что упомянутый вердикт суда Швейцарии сориентирует (по крайней мере, политически) на те же решения по всем этим искам.

Некоторые зарубежные эксперты полагают также, что означенным вердиктом суда Швейцарии создан прецедент для аналогичных провокационных исков той же Грузии к РФ в связи с признанием Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, добившихся в 1990-х отделения от неё в результате многолетней кровопролитной борьбы против геноцида со стороны грузинских властей. Политико-экономическая блокада этих стран со стороны «союзников» постсоветской Грузии — США и других стран-частниц НАТО, только подливает масла в огонь, считая Абхазию и Южную Осетию, якобы, отторгнутыми Россией от Грузии.

Разумеется, российская сторона продолжит оспаривать решение швейцарского суда. Однако на объективность, точнее, непредвзятость международных правовых структур, рассчитывать не приходится — вопрос это стародавний.

И все потому, что эти структуры не единожды отказывали и поныне отказывают в компенсациях странам, часть территории которых была когда-то именно оккупирована западными державами.

В Международный суд ООН и смежные юридические инстанции, включая швейцарские, не единожды обращалась (хотя бы для выплаты компенсации) Республика Гаити, в связи с оккупацией США в 1860-х — исконно гаитянского острова Навасса, расположенного в «треугольнике» между Гаити, Ямайкой и Кубой. Тщетно…

То же самое — с аналогичными обращениями Маврикии насчет оккупации британцами (с середины 1960-х) маврикийского архипелага Чагос; Мадагаскара, поныне оспаривающего принадлежность Франции близлежащих к нему островов Эпарсе и Тромлён; Аргентины, в связи с отторжением от неё в середине XIX века Мальвинских (брит. — Фолклендских) островов; Боливии, у которой Чили аннексировала в конце XIX века регион, примыкающий к Тихому океану; Сомали, оспаривавшей принадлежность Парижу с конца XIX века северо-западного, т.е. «Французского Сомали» (с 1978 г. — республика Джибути).

То же — с обращениями политических организаций арабской Палестины в связи с аннексией Израилем в 1948 году. То же — и с обращениями Ливана в связи с неоднократными вторжениями израильских войск в эту страну.

Имеется немало и других примеров вопиющего двуличия тех же судебных инстанций, более того, есть все основания полагать, что примеров такого рода и впредь будет не меньше, пока влияние Вашингтона, Парижа и Лондона на международные юридические инстанции остаётся решающим.

Алексей Леванов, Столетие

Популярное в

))}
Loading...
наверх