Ну что, Венгрии «прогиб» засчитаем?

Россия, конечно, страна большая, даже огромная, но не настолько, чтобы успевать пугать всех вокруг и угрожать безопасности всех без исключения стран – разорваться не можем, да и не хотим. Немного в другое русло предпочитаем направлять силу и не распыляться на такие вещи. Но, кому нужны объяснения? Проще, да и привычнее, малевать российского черта и верить в его какую-то непостижимую или даже нечеловеческую силу и мощь. Но ведь вечно невозможно верить в эту чушь и жить этим: либо начнет дико тошнить от собственной глупости (тупости), либо крыша совсем поедет, и терять будет нечего вообще – последние остатки разума будут навсегда отправлены в «теплые страны».

Именно поэтому кто-то, кажется, и пытается бороться с этим массовым помутнением рассудка. Хотя, у всего есть вторая сторона…

Все чаще звучат от Венгрии и ее представителей мысли о том, что не так уж и страшна и опасна Россия, что с ней, грубо говоря, можно вести конструктивный диалог, что с ней можно сотрудничать. Так, разговоры заходят о бесполезности антироссийских европейских санкций, об их потенциальном снятии:

«Там, где мы нанесли удар России, это сказалось и на нас. Как будто мы сами себе в ногу выстрелили. Я действительно надеюсь, что придет время, когда мы сможем снять санкции. Сейчас, как я полагаю, это зависит не от Европы. Несмотря на то, что ЕС принимает решение, я считаю, что если в будущем отношения между Россией и США будут лучше, тогда и санкции могут быть сняты», – поделился министр иностранных дел Венгрии Петер Сиярто.

Ладно, санкции – это тема для Европы больная, вроде бы и надо их снять, вроде бы и хочется, но колется. Хозяин «сверху» не позволяет так просто бедной европейской «девчушке» начать жить заново, возводя, то, что разрушено, и не допуская дальнейшего разрушения того, что еще осталось.

Есть еще одна извечная тема, которую так любят мусолить те же самые прибалты (привет и вам, господа).

Все верно – натовская тема.

Итак, Венгрия, кажется, решила пойти ва-банк – еще и здесь высказалась НЕ ПРОТИВ РОССИИ. Рискует, ох и рискует Будапешт, будто бы терять уже ему нечего.

Все тот же Петер Сиярто заявил на этот счет, что Россия не представляет угрозу странам НАТО, в частности, существованию Венгрии. Но в это же время он не сказал, что Прибалтика или Польша, подходы которых разнятся с подходом к вопросу с Россией Венгрии, не являются НЕПРАВЫМИ в своих суждениях, касаемо российской угрозы.

«С Балтийскими странами и Польшей у нас разные подходы к России. Мы не видим в лице России угрозу существованию Венгрии, они же видят прямую угрозу своим странам. Мы не критикуем их суждение, мы уважаем их позицию. Но это другой подход. Однако они наши союзники, и это — их страны. Я же как представитель Венгрии не думаю, что Россия будет нам угрозой».

Ишь какой, умник. Решил и с этими сильно отношения не портить, и с Россией стать, возможно, чуточку ближе. Два стула приставить этому венгерскому господину, боюсь, на одном не сможет усидеть – не поместится. Так, что же это на самом деле? Может, наговариваю на Будапешт? Или же действительно хочет страна взять курс на улучшение отношение с российским коллегой? Сомнительно все это, очень сомнительно…

Ева Лисовская

Правосудие как обструкция

Федеральный суд Швейцарии оставил в силе решение Женевского международного арбитража по Крыму

 

Россию обязали выплатить 12-ти украинским компаниям по их искам свыше 82 млн долларов за насильственную якобы потерю ими активов в Крыму. Швейцарский суд отклонил апелляцию Минюста РФ по данному судебному решению. В более широком контексте решение суда означает, что Крым признаётся аннексированной территорией. За что Россия должна «хотя бы заплатить»…

Иными словами, политическая и правовая обструкция Западом российского Крыма далека от завершения.

Проигнорирована аргументация «ответчика», согласно которой вполне доказательно указывается, что, во-первых, означенные претензии Киева минимум на треть превышают реальный объем крымских активов Украины, перешедших в российскую юрисдикцию. А во-вторых — этот переход был осуществлен в соответствии с профильными международными нормами.

Тем временем арбитражные суды ряда стран ЕС, США и Канады ныне рассматривают 10 исковых требований 50-ти украинских компаний по поводу «насильственной» якобы потери ими активов в Крыму. Общая сумма претензий к российской стороне — не меньше 9 млрд долл. Не исключено, что упомянутый вердикт суда Швейцарии сориентирует (по крайней мере, политически) на те же решения по всем этим искам.

Некоторые зарубежные эксперты полагают также, что означенным вердиктом суда Швейцарии создан прецедент для аналогичных провокационных исков той же Грузии к РФ в связи с признанием Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, добившихся в 1990-х отделения от неё в результате многолетней кровопролитной борьбы против геноцида со стороны грузинских властей. Политико-экономическая блокада этих стран со стороны «союзников» постсоветской Грузии — США и других стран-частниц НАТО, только подливает масла в огонь, считая Абхазию и Южную Осетию, якобы, отторгнутыми Россией от Грузии.

Разумеется, российская сторона продолжит оспаривать решение швейцарского суда. Однако на объективность, точнее, непредвзятость международных правовых структур, рассчитывать не приходится — вопрос это стародавний.

И все потому, что эти структуры не единожды отказывали и поныне отказывают в компенсациях странам, часть территории которых была когда-то именно оккупирована западными державами.

В Международный суд ООН и смежные юридические инстанции, включая швейцарские, не единожды обращалась (хотя бы для выплаты компенсации) Республика Гаити, в связи с оккупацией США в 1860-х — исконно гаитянского острова Навасса, расположенного в «треугольнике» между Гаити, Ямайкой и Кубой. Тщетно…

То же самое — с аналогичными обращениями Маврикии насчет оккупации британцами (с середины 1960-х) маврикийского архипелага Чагос; Мадагаскара, поныне оспаривающего принадлежность Франции близлежащих к нему островов Эпарсе и Тромлён; Аргентины, в связи с отторжением от неё в середине XIX века Мальвинских (брит. — Фолклендских) островов; Боливии, у которой Чили аннексировала в конце XIX века регион, примыкающий к Тихому океану; Сомали, оспаривавшей принадлежность Парижу с конца XIX века северо-западного, т.е. «Французского Сомали» (с 1978 г. — республика Джибути).

То же — с обращениями политических организаций арабской Палестины в связи с аннексией Израилем в 1948 году. То же — и с обращениями Ливана в связи с неоднократными вторжениями израильских войск в эту страну.

Имеется немало и других примеров вопиющего двуличия тех же судебных инстанций, более того, есть все основания полагать, что примеров такого рода и впредь будет не меньше, пока влияние Вашингтона, Парижа и Лондона на международные юридические инстанции остаётся решающим.

Алексей Леванов, Столетие

Популярное в

))}
Loading...
наверх