У белорусского президента выбор прост: пойти на условия Москвы или втридорога покупать сырье на Западе

Лукашенко обложили флажками цвета нефти

Лукашенко обложили флажками цвета нефти

Инфраструктура нефтепровода «Дружба» не позволит польскому оператору транспортировать нефть в Белоруссию, сохранив поставки на свои НПЗ. Об этом сообщило РИА «Новости» со ссылкой на польского оператора «Дружбы» — компанию PERN.

«Текущая техническая инфраструктура трубопровода „Дружба“ делает невозможной передачу нефти с базы в Адамово в восточном направлении при сохранении непрерывности поставок для текущих клиентов PERN, с которыми имеются действующие договоры в области транспортировки нефти на НПЗ», — заявили в пресс-службе компании.

Отвечая на вопрос, ведутся ли в принципе с Белоруссией переговоры о поставках нефти, в пресс-службе ответили, что «переговоры, которые PERN ведет с другими операторами транспортных трубопроводов, вытекают из текущего сотрудничества, а тематика этих разговоров является коммерческой тайной».

Ранее первый вице-премьер Белоруссии Дмитрий Крутой заявил, что Минск рассматривает поставки нефти из Украины, Польши, стран Балтии, Казахстана, Азербайджана. По его словам, это объясняется нежеланием и дальше переплачивать российским компаниям, которые пока не готовы уменьшить размер премии.

Напомним, в конце минувшего года президент Белоруссии Александр Лукашенко поручил правительству найти альтернативного России поставщика нефти, предложив, в частности, использовать для таких поставок прибалтийские порты. По поводу цены на российскую нефть договориться так и не удалось. 1 января истек контракт на поставку топлива, а 3 января стало известно, что Россия приостановила поставки. Впрочем, на следующий день в «Белнефтехиме» сообщили, что российская нефть вновь начала поступать в страну. В компании заявили о договоренности прокачать первую партию, закупаемую по цене без премии.

А что дальше? Удастся ли договориться? И кто тогда будет вынужден пойти на уступки?

Напомним также, что Лукашенко не первый год заявляет о возможности найти альтернативного поставщика нефти — то в Венесуэле, то в США. Однако, несмотря на все споры, Россия остается безальтернативным источником топлива для Белоруссии. То же касается и газа, цена на который Минск так и не устраивает. Вообще не очень понятно, если мы строим Союзное государство, почему мы никак не можем решить хозяйственные вопросы. Не отразится ли нынешний спор на интеграции, которую стороны в прошлом году решили ускорить, однако ряд ключевых разногласий помешал согласовать все необходимые «дорожные карты».

— Одна и та же труба не может одновременно качать нефть с Востока на Запад и с Запада на Восток, особенно учитывая то, что нефти на Западе нет, — подчеркивает политолог Иван Лизан.

— Об этом в Минске знали, просто это традиционно белорусский подход в переговорах, когда не удаётся согласовать цены на нефть с Россией. История с поисками Беларусью альтернативной нефти начинается при каждом разногласии с Россией по цене. И как только разногласие устраняется, завершаются поиски альтернативы.

«СП»: — Лукашенко не раз грозился покупать венесуэльскую нефть, американскую и т. д. Почему не выходит?

— Альтернатива — это то, что стоит примерно столько же, доступно в тех же объёмах и обладает аналогичными характеристиками. Всё остальное можно назвать чем угодно, но не альтернативой.

Любая другая нефть, отличная от российской, будет стоить значительно дороже из-за сложной логистики (доставка ж/д транспортом будет дешевле, чем по «Дружбе» в реверсном режиме — так РБ потеряет деньги за транзит российской нефти в ЕС).

Любая другая нефть будет отличаться по своим характеристикам, а НПЗ отнюдь не всеядны и построены для переработки определённого сорта нефти. Любая другая нефть будет поставляться в меньших объёмах, чем требуется белорусским НПЗ даже в текущей их мощности, не говоря уже о том, что к концу года Мозырский и Новополоцкий НПЗ смогут на двоих перерабатывать 24 млн. тонн нефти.

«СП»: — Проблема с российской нефтью в том, что Минск не устраивает цена или что-то еще?

— Минск не устраивает проведенный Россией налоговый манёвр, за который РБ требует компенсацию, хотя он является внутренним делом России. Россия предложила схему с компенсацией за счёт гармонизации налогового законодательства в Союзном государстве. В конечном итоге, всё сводится к цене, Минск хочет покупать нефть дешевле рыночной цены, Россия не против, но требует уступок по интеграции.

«СП»: — 3 января Россия приостановила поставки, но уже на следующий день они возобновились. Впрочем, в Минске говорят, что речь идет лишь о прокачке первой партии. А дальше? Удастся ли договориться?

— Москва на какие-либо уступки идти не намерена. Все проблемные вопросы собраны в один пакет и решаться будут пакетно. Москва никуда не спешит.

«СП»: — Насколько все эти нефтегазовые споры влияют на отношения между нашими странами? Не притормозит ли это интеграцию?

— Интеграция уже стоит на паузе — Минск и Москва не могут согласовать ряд принципиальных вопросов, в том числе нефть, газ и 31-ю дорожную карту.

«СП»: — Если мы говорим о создании Союзного государства, почему бы действительно не дать Минску внутренние цены на энергоносители? Уместен ли вообще торг?

— Россия на это согласна, но при условии углубления интеграции. Минск пока на это не готов, а Россия не готова без глубокой интеграции дотировать белорусскую экономику — Россия стала более прагматичной, ей деньги не с неба падают, как было до 2014 года.

— Если изучить речи и выступления Александра Лукашенко за последние 20 лет, то традиционно минимум один раз в год он обещает начать поставки нефти из других стран, — отмечает эксперт по проблемам российско-белорусских отношений Дмитрий Болкунец.

— В осенне-зимний период частота таких речей увеличивается. Случалось, что руководитель Беларуси указывал место на карте Беларуси, где нужно бурить скважину, но там ничего ценного не находили. Лукашенко по образованию историк, поэтому некоторые технические детали функционирования нефтяной отрасли может и не знать. Для него это простительно, но спектакль получается веселый. Такие заявления делаются для того чтобы успокоить общественность и в первую очередь ближайшие окружение, военных и силовиков. Но там люди неглупые работают, видят, что происходит, начинают напрягаться и думать.

«СП»: — Минск направил предложения на Украину, в Казахстан и Азербайджан о начале поставок нефти в страну. А из этих стран получится?

— Украина сама ищет нефть и покупает нефтепродукты в Беларуси. Вероятно, имеется в виду использование украинского порта, а далее по железной дороге либо в реверансом режиме направлять нефть на переработку. Такой опыт был.
В 2016 году Беларусь производила поставки нефти из Азербайджана через Одесский морской порт. В общей сложности, по некоторым данным, на НПЗ поступило 560 тысяч тонн сырой нефти сортов Azeri Light и CPC Blend по цене 838 долларов за тонну. Российская обходилась в 410 долларов за тонну.

Больше информации о поставках сырья из Азербайджана не было. Как потом сообщали в Баку, экспорт нефти для Минска пришлось свернуть из-за крайне низкой цены, что не устраивало азербайджанцев.

«СП»: — Лукашенко говорил также о возможности покупки американской нефти. Несколько лет назад хотел покупать у Венесуэлы. Хоть где-нибудь ему продадут?

— Американцы с большой радостью готовы будут поставить пару танкеров нефти через балтийские порты или Украину, но цена будет на уровне биржевых котировок, плюс логистика.
Стоит напомнить, что с 2007—2008 годах Вашингтон ввел ограничительные меры экономического характера в отношении концерна «Белнефтехима». В октябре 2015 года Минфин США приостановил санкции в отношении «Белнефтехима» и восьми связанных с ним предприятий нефтехимической отрасли. Поэтому путь открыт.

При желании Александр Лукашенко вполне может купить нефть в США. Может, и санкции с него окончательно снимут, и он станет «хорошим парнем». Вообще Лукашенко ждёт в гости госсекретаря Майка Помпео, чтобы обсудить с ним многие вопросы, в том числе подготовку американо-белорусского саммита с участием президентов. Покупка танкера с американской нефтью пришлась бы кстати, но легло бы на плечи белорусских налогоплательщиков.

 «СП»: — По словам Дмитрия Крутого, Минск не желает дальше переплачивать российским компаниям, которые пока не готовы уменьшить размер премии. Разве в России не самый дешевый вариант? Или проблема все же в другом?

— Проводимая белорусским руководством многовекторная внешняя политика подразумевает возможность выбора — у кого и по каким ценам покупать товары и услуги. Как известно, Россия отказалась дальше субсидировать просто так белорусскую экономику и предложила углубленную экономическую интеграцию. Но Александр Лукашенко как один из авторов и подписантов соглашения о создании Союзного государства решительно сопротивляется. В этом и кроется очередной нефтегазовый спор.

«СП»: — Как в Москве относятся ко всем этим кульбитам? Не боятся потерять Белоруссию в качестве покупателя?

— Обращаю внимание, что российские чиновники и депутаты никак не комментируют реплики Александра Лукашенко. Молча наблюдают.

«СП»: — Кто в итоге пойдет на уступки?

— В прошлые нефтегазовые кризисы Александр Лукашенко всегда с высоко поднятой головой выходил победителем и добивался своего. Хватило, чтобы построить новую громадную резиденцию за пару сотен миллионов долларов и очередной самолёт. В этот раз, как мне кажется, ситуация изменилась, и в Москве сложился консенсус среди разных центров принятия решений. Без решения вопроса об углубленной интеграции будущее Лукашенко как политика слишком туманно. Давайте не забывать, что Владимир Путин покидает свой пост в 2024 году. Я думаю, он хотел бы оставить преемнику более-менее реализованные интеграционные проекты. Если Александр Лукашенко остаётся ещё на 5 лет, то никакой интеграции не будет. Это показал 25-летний срок пребывания его на посту.

Дмитрий Родионов

Источник ➝

Правосудие как обструкция

Федеральный суд Швейцарии оставил в силе решение Женевского международного арбитража по Крыму

 

Россию обязали выплатить 12-ти украинским компаниям по их искам свыше 82 млн долларов за насильственную якобы потерю ими активов в Крыму. Швейцарский суд отклонил апелляцию Минюста РФ по данному судебному решению. В более широком контексте решение суда означает, что Крым признаётся аннексированной территорией. За что Россия должна «хотя бы заплатить»…

Иными словами, политическая и правовая обструкция Западом российского Крыма далека от завершения.

Проигнорирована аргументация «ответчика», согласно которой вполне доказательно указывается, что, во-первых, означенные претензии Киева минимум на треть превышают реальный объем крымских активов Украины, перешедших в российскую юрисдикцию. А во-вторых — этот переход был осуществлен в соответствии с профильными международными нормами.

Тем временем арбитражные суды ряда стран ЕС, США и Канады ныне рассматривают 10 исковых требований 50-ти украинских компаний по поводу «насильственной» якобы потери ими активов в Крыму. Общая сумма претензий к российской стороне — не меньше 9 млрд долл. Не исключено, что упомянутый вердикт суда Швейцарии сориентирует (по крайней мере, политически) на те же решения по всем этим искам.

Некоторые зарубежные эксперты полагают также, что означенным вердиктом суда Швейцарии создан прецедент для аналогичных провокационных исков той же Грузии к РФ в связи с признанием Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, добившихся в 1990-х отделения от неё в результате многолетней кровопролитной борьбы против геноцида со стороны грузинских властей. Политико-экономическая блокада этих стран со стороны «союзников» постсоветской Грузии — США и других стран-частниц НАТО, только подливает масла в огонь, считая Абхазию и Южную Осетию, якобы, отторгнутыми Россией от Грузии.

Разумеется, российская сторона продолжит оспаривать решение швейцарского суда. Однако на объективность, точнее, непредвзятость международных правовых структур, рассчитывать не приходится — вопрос это стародавний.

И все потому, что эти структуры не единожды отказывали и поныне отказывают в компенсациях странам, часть территории которых была когда-то именно оккупирована западными державами.

В Международный суд ООН и смежные юридические инстанции, включая швейцарские, не единожды обращалась (хотя бы для выплаты компенсации) Республика Гаити, в связи с оккупацией США в 1860-х — исконно гаитянского острова Навасса, расположенного в «треугольнике» между Гаити, Ямайкой и Кубой. Тщетно…

То же самое — с аналогичными обращениями Маврикии насчет оккупации британцами (с середины 1960-х) маврикийского архипелага Чагос; Мадагаскара, поныне оспаривающего принадлежность Франции близлежащих к нему островов Эпарсе и Тромлён; Аргентины, в связи с отторжением от неё в середине XIX века Мальвинских (брит. — Фолклендских) островов; Боливии, у которой Чили аннексировала в конце XIX века регион, примыкающий к Тихому океану; Сомали, оспаривавшей принадлежность Парижу с конца XIX века северо-западного, т.е. «Французского Сомали» (с 1978 г. — республика Джибути).

То же — с обращениями политических организаций арабской Палестины в связи с аннексией Израилем в 1948 году. То же — и с обращениями Ливана в связи с неоднократными вторжениями израильских войск в эту страну.

Имеется немало и других примеров вопиющего двуличия тех же судебных инстанций, более того, есть все основания полагать, что примеров такого рода и впредь будет не меньше, пока влияние Вашингтона, Парижа и Лондона на международные юридические инстанции остаётся решающим.

Алексей Леванов, Столетие

Популярное в

))}
Loading...
наверх