Москва готова расчищать авгиевы конюшни на Ближнем Востоке

Ливия: Там где терпит провал Запад, побеждает Россия

На фото: Международная конференция по Ливии на уровне глав государств и правительств в Берлине

На фото: Международная конференция по Ливии на уровне глав государств и правительств в Берлине (Фото: DPA/ ТАСС)

В воскресенье в Берлине состоялась международная конференция по Ливии, в которой, кроме хозяйки — Ангелы Меркель, приняли участие президент России Владимир Путин, президент Франции Эммануэль Макрон, президент Турции Тайип Реджеп Эрдоган, президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, премьер-министр Италии Джузеппе Конте, госсекретарь США Майк Помпео, генсек ООН Антониу Гуттериш, председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, лидеры Африканского союза, представители Катара, Объединенных Арабских Эмиратов, Саудовской Аравии.

Надо отметить, что, несмотря на столь представительный состав, многие критики скептически оценили итоги конференции — «за все хорошее против сего плохого», формулировки ее итогов достаточно расплывчаты, непонятен механизм реализации и надзора.

А вот специальный корреспондент газеты «Коммерсантъ» Андрей Колесников и вовсе сообщил о провале мероприятия.

Он напомнил, что сразу после встречи лидеры всех стран уехали в аэропорт, на брифинг остались лишь Меркель и генсек ООН. «Но с другой стороны, что еще Ангела Меркель могла сказать людям? Что Берлинская конференция ожидаемо провалилась?» — резюмировал журналист.

Колесников также напомнил, что самих ливийцев, ради которых устроили встречу, вовсе не пригласили. «То есть в какой-то момент это все стало выглядеть просто комично, и вряд ли собравшиеся не чувствовали этой комичности», — отметил он.

Кроме того, журналист отметил, что президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Эрдоган за три минуты двусторонних переговоров сказали о конфликте в Ливии больше, чем за весь день все остальные участники конференции.

Очевидно, что сегодня именно Москва и Анкара являются основными игроками, способными оказать влияние на ход внутриливийского конфликта. Но смогут ли они самостоятельно разрешить его. Ведь по итогам московской встречи сторон также не удалось достигнуть устойчивого мира? Или не стоит спешить, и это только начало? Может, и о провале берлинской конференции говорить неправильно?

— Изначально не стоило ждать прорыва, — уверен эксперт Института глобализации и социальных движений по проблемам Ближнего Востока Михаил Балбус.

— Слишком разнонаправлены интересы сторонних участников конфликта. В частности, до этого переговоры в Москве были сорваны Египтом и ОАЭ. Вдобавок есть и внутренние причины. Хафтар в более выигрышной позиции — взят Сирт, на очереди Мисурата. Плюс каддафисты заявили, что покинут альянс в случае компромисса с Сараджем.

«СП»: — Каковы интересы России и Турции? А Европы?

— Россию в Ливии интересуют гарантии присутствия отечественных нефтяных компаний. И в этом плане договариваться удобней с Хафтаром. Турцию преследует интерес открытия ливийского рынка и дружественное правительство, выросшее, как и турецкая правящая ПСР, из «Ихван Муслимин» («Братья мусульмане"*).

Вдобавок Россия использует Ливию как поле для торга с Турцией по Сирии.

Интересы европейцев касаются двух вопросов. Нефтяные месторождения и вопрос миграции. Франция, поддерживающая Хафтара, в этом вопросе действует более самостоятельно, нежели Италия.

«СП»: — Удастся ли в ближайшее время найти компромисс?

— Интересы враждующих сторон в Ливии слишком поляны и на данный момент у них нет никаких причин договориться между собой. Соответственно при большом количестве внешних игроков с противоположным интересами в условиях успеха ЛНА Хафтара в ближайшей перспективе усадить стороны будет трудно.

Россия не имеет такого влияния на Хафтара, как Египет и ОАЭ, которые настроены обезопасить Ливию от «ихванистов» (особенно Египет). Наличие «ихванистов» в Ливии представляет угрозу стабильности в самом Египте, равно как и турецкое присутствие.

«СП»: — А кто из европейцев может влиять на стороны конфликта и на какие? И как насчет США? В чем их интерес, и каково их влияние в стране?

— Италия и Франция, но их противоречия менее определяющие нежели противоречия Египта и Турции.

Интерес США явно не выражен и фактически при администрации Трампа США не имеют явной стратегии по этой стране. Они могут взаимодействовать с любой из победивших сторон.

— Разумеется, о провале конференции говорить можно, — считает секретарь ЦК ОКП и востоковед Дарья Митина.

— Более того — если отбросить всю дипломатическую и пропагандистскую шелуху, то только о нем и следует говорить. А как ещё можно говорить о конференции по внутриливийской междоусобице, на которую главные виновники торжества — собственно ливийцы — то ли не приехали, то ли их вообще не пригласили? Андрей Колесников с горьким ехидством описывает, как пытался в каждом проходящем по зданию статном мужчине разглядеть фельдмаршала Хафтара, но, поскольку все они были в штатском, не очень преуспел в этом. Рождаются вполне отчётливые ассоциации с минскими переговорами по Донбассу, где одну из сторон конфликта — сам Донбасс — никто ни о чем не спросил. Правда, представителям ДНР и ЛНР, то есть, простите, «Особых Районов Донецкой и Луганской Областей», хотя бы предложили завизировать протоколы в личном качестве, здесь никто не предлагал и этого.

К чему же пришли? Противоборствующим сторонам предложено торжественно пообещать друг другу не драться. Разумеется, после такого заманчивого предложения все тут же разоружатся, поцелуются, обнимутся, будут жить-поживать да добра наживать. А третьим странам — коспонсорам мирного процесса — предложено торжественно пообещать друг другу не снабжать ливийских друзей оружием. С учетом того, что оружейное эмбарго в отношении Ливии формально действует уже несколько лет, но все на него кладут с прибором и накачивают Триполи и Бенгази «джавелинами» и «стингерами», нынешняя «договоренность» приобретает просто анекдотический характер.

Россия — единственная сторона, которая действительно желает Ливии мирного урегулирования. Справедливо замечая, что хаос в Ливии вполне рукотворный, и виновники его сегодня с лицемерными физиономиями льют в Берлине крокодиловы слёзы по утраченному миру в стремительно исчезающей с карты мира стране, Россия настаивает на полноценном формате переговоров, с участием всех заинтересованных сторон, и прежде всего — различных групп влияния в самой Ливии. Нами двигают не только узкоэгоистические интересы — за 9 лет Россия научилась договариваться с разными ливийскими институтами, персоналиями, группами влияния, и «Роснефть» сегодня заключает многомиллиардные контракты и с марионеточным «Правительством Национального Согласия» Фаиза Сарраджа в Триполи, и с Палатой Представителей в Тобруке, и с предприятиями, контролируемыми главнокомандующим Ливийской Национальной Армией Халифой Хафтаром в Киренаике. Но Россия заинтересована в реальном, а не мнимом урегулировании, исходя прежде всего из стратегических интересов региона. И не случайно России как посреднику доверяют в той или иной степени все стороны конфликта. Именно с Москвой соглашается говорить неуправляемый Хафтар, который верит в свою звезду и не желает отступать с завоеванных позиций. Но было бы наивным полагать, что Россия настроена однозначно на поддержку Хафтара. В этом плане ливийская ситуация совсем не симметрична сирийской. В Сирии все эти годы было легитимное правительство, опирающееся на поддержку большинства граждан. В Ливии же государственность практически разрушена, налицо вакуум власти, поэтому Россия настаивает на вовлечении в процесс мирного урегулирования всех сил, имеющих хоть какую-то поддержку в стране. Ведутся переговоры и с сыном убитого лидера Джамахирии Саифом Каддафи — Россия устами Сергея Лаврова уже заявила, что Каддафи-младший должен иметь возможность участия в грядущих выборах. Правда, когда будут эти выборы, теперь уже не знает никто…

Интерес же Турции состоит в том, чтобы, во-первых, получить экономические преференции из рук того, кто не против их дать, пусть даже ПНС обладает крайне сомнительной легитимностью, тем не менее он контролирует ливийскую столицу и целый ряд важных в торгово-логистическом отношении средиземноморских городов. Кроме того, Турция под шумок подписала с ПНС Ливии договор о разграничении средиземноморской акватории, что позволит ей вести разработку континентального шельфа. Более того, Эрдоган заинтересован в переброске собственных «буйных» в Ливию, поскольку именно в армейской среде вызревают антиэрдогановские заговоры и попытки государственных переворотов — пусть генералы лучше занимаются войной, чем интригами. Внутриполитическое положение Эрдогана весьма шаткое, так что маленькая победоносная война ему нужна как воздух.

Европейцы же сегодня пожинают плоды своих преступлений 9-летней давности, когда они объединенными усилиями разрушили суверенную страну, злодейски убили её лидера и ещё до 150 тысяч её граждан. Результат — трехкратный рост миграционного потока из Северной Африки, от которого страдают все страны Южной Европы, Франция и Германия. Правда, бороться за свои интересы европейцы предпочитают по старинке, как и сто лет назад — преобладает абсолютно неоколониальный подход: решить проблему Ливии (а точнее, своих капиталовложений в неё) без участия самих ливийцев. Когда на кону миллиарды долларов, не до каких-то там туземцев. К сожалению, переломить эту ситуацию России сегодня не удалось, и поэтому результат для нас поболее провальный, чем для остальных.

 «СП»: — Почему самих ливийцев не пригласили на обсуждение ИХ конфликта?

— Неоколониализм проявляется в пренебрежении интересами самих ливийцев — все дальнейшие процессы урегулирования будут проходить без них, на территории третьих стран. Рабочая группа по экономике, на которую возложена миссия реформы ливийского Центробанка, выработки инвестиционной политики и всех договоров с национальной нефтяной компании, будет заседать в Тунисе. Военный комитет по Ливии в формате «пять на пять» будет собираться в Женеве — Меркель сообщила, что и Хафтар, и Сарадж вроде бы согласились делегировать туда по пять человек, но, когда они успели на это согласиться, непонятно — на конференции их не было. Но даже если это так и их заочное согласие получено, Россию это радовать не может — предложенный формат явно сужает спектр допущенных к решению военной судьбы страны. А как быть с военными подразделениями, подчиняющихся детям Каддафи? А как быть с ополчениями под командованием других военачальников? А как быть с Феццаном, где вообще гуляй-поле и власть принадлежит полевым командирам и племенным вождям? Ни на один этот вопрос сегодняшняя конференция даже не пыталась ответить. «Международное сообщество» озабочено исключительно своими нефтяными доходами.

«СП»: — Можем ли мы сформировать новый «астанинский формат» для Ливии? Применим ли тут сирийский опыт?

— Ни один формат не будет жизнеспособен без вовлечения всего спектра внутриливийских сил в решение своей судьбы. Прецеденты в Риме, Москве и Берлине показали, что локация самой площадки не имеет значения, в отличие от состава участников и условий участия. Российская дипломатия готова работать хоть в Москве, хоть в Астане, хоть в Женеве, хоть в Париже — первоочередное значение имеет готовность всех сторон руководствоваться интересами Ливии и ливийцев, а не собственных капиталов.

Сирийский опыт, безусловно, следует учитывать как несомненно успешный. И там всё начиналось тоже как междусобойчик стран — членов НАТО и монархий Персидского залива. Обратите внимание, как виртуозно Россия постепенно вытеснила из процесса всех посторонних, превратив мирное урегулирование именно в сирийское. На урегулирование в Ливии также уйдут годы, но в силах России сделать так, чтобы годы не обернулись десятилетиями.

* «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимин»), террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда от 14.02.2003.

Дмитрий Родионов

Источник ➝

Правосудие как обструкция

Федеральный суд Швейцарии оставил в силе решение Женевского международного арбитража по Крыму

 

Россию обязали выплатить 12-ти украинским компаниям по их искам свыше 82 млн долларов за насильственную якобы потерю ими активов в Крыму. Швейцарский суд отклонил апелляцию Минюста РФ по данному судебному решению. В более широком контексте решение суда означает, что Крым признаётся аннексированной территорией. За что Россия должна «хотя бы заплатить»…

Иными словами, политическая и правовая обструкция Западом российского Крыма далека от завершения.

Проигнорирована аргументация «ответчика», согласно которой вполне доказательно указывается, что, во-первых, означенные претензии Киева минимум на треть превышают реальный объем крымских активов Украины, перешедших в российскую юрисдикцию. А во-вторых — этот переход был осуществлен в соответствии с профильными международными нормами.

Тем временем арбитражные суды ряда стран ЕС, США и Канады ныне рассматривают 10 исковых требований 50-ти украинских компаний по поводу «насильственной» якобы потери ими активов в Крыму. Общая сумма претензий к российской стороне — не меньше 9 млрд долл. Не исключено, что упомянутый вердикт суда Швейцарии сориентирует (по крайней мере, политически) на те же решения по всем этим искам.

Некоторые зарубежные эксперты полагают также, что означенным вердиктом суда Швейцарии создан прецедент для аналогичных провокационных исков той же Грузии к РФ в связи с признанием Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, добившихся в 1990-х отделения от неё в результате многолетней кровопролитной борьбы против геноцида со стороны грузинских властей. Политико-экономическая блокада этих стран со стороны «союзников» постсоветской Грузии — США и других стран-частниц НАТО, только подливает масла в огонь, считая Абхазию и Южную Осетию, якобы, отторгнутыми Россией от Грузии.

Разумеется, российская сторона продолжит оспаривать решение швейцарского суда. Однако на объективность, точнее, непредвзятость международных правовых структур, рассчитывать не приходится — вопрос это стародавний.

И все потому, что эти структуры не единожды отказывали и поныне отказывают в компенсациях странам, часть территории которых была когда-то именно оккупирована западными державами.

В Международный суд ООН и смежные юридические инстанции, включая швейцарские, не единожды обращалась (хотя бы для выплаты компенсации) Республика Гаити, в связи с оккупацией США в 1860-х — исконно гаитянского острова Навасса, расположенного в «треугольнике» между Гаити, Ямайкой и Кубой. Тщетно…

То же самое — с аналогичными обращениями Маврикии насчет оккупации британцами (с середины 1960-х) маврикийского архипелага Чагос; Мадагаскара, поныне оспаривающего принадлежность Франции близлежащих к нему островов Эпарсе и Тромлён; Аргентины, в связи с отторжением от неё в середине XIX века Мальвинских (брит. — Фолклендских) островов; Боливии, у которой Чили аннексировала в конце XIX века регион, примыкающий к Тихому океану; Сомали, оспаривавшей принадлежность Парижу с конца XIX века северо-западного, т.е. «Французского Сомали» (с 1978 г. — республика Джибути).

То же — с обращениями политических организаций арабской Палестины в связи с аннексией Израилем в 1948 году. То же — и с обращениями Ливана в связи с неоднократными вторжениями израильских войск в эту страну.

Имеется немало и других примеров вопиющего двуличия тех же судебных инстанций, более того, есть все основания полагать, что примеров такого рода и впредь будет не меньше, пока влияние Вашингтона, Парижа и Лондона на международные юридические инстанции остаётся решающим.

Алексей Леванов, Столетие

Популярное в

))}
Loading...
наверх